Часть I: Командные циферки

За 19 матчей, которые провела сборная России в этой Лиге наций, было 1484 розыгрыша на подаче наших соперников. Общий счёт +1024–460 (выиграно 69% очков). В прошлый раз я утверждал, что норма выигранных очков на своей подаче для нашей сборной — треть: если мы выигрываем больше, то победа в партии почти гарантирована. Исходя из этого можно считать, что в приёме надо выигрывать не меньше 2/3 очков. В самом деле: из 19 наших матчей в 14 было выиграно больше, чем 2/3 очков на своей подаче, и из этих встреч только одна была проиграна — Ирану (но там доля выигранных очков в приёме близка к критической). Из 5 матчей, в которых мы набирали меньше 2/3 очков на подаче соперника, выиграно 2 (против Канады и Польши в полуфинале) и проиграно 3. Правда, лучше бы смотреть эти цифры не по играм в целом, а по партиям, но мне сейчас немного лень.

Из 1024 выигранных очков 296 мы получили в подарок от соперника — это ошибки на подаче. В среднем соперники ошибались на подаче почти ровно столько же, сколько и россияне: 296 ошибок из 1484 попыток — это 19.9%, а у нас — 320 из 1600, то есть ровно 20%. Больше всех нам надарили немцы: у них 21 ошибка из 80 попыток. Неудивительно, что именно против немцев у нас лучший процент выигранных очков в приёме: 77.5%. Постарались облегчить жизнь нашим принимающим ещё Италия и Иран — в обоих случаях больше 25% ошибок: правда, с Ираном это нам совсем не помогло, но тот матч, как мы помним, был особый. С другой стороны, большое число ошибок соперника на подаче — совсем не обязательно признак того, что нашим принимающим жилось легко: много ошибок — свидетельство риска, старания подать агрессивно. Не случайно в матче с Ираном у нас 16.4% плохого приёма — чуть больше было только против канадцев (16.7%). А вот Китай подавал против нас чище всех (9 ошибок из 74 попыток — это 12.2%), но баланс очков в приёме против Китая у нас ровно такой же, как и против Ирана: +50–24.

Если исключить из рассмотрения ошибки соперника на подаче и учитывать только те розыгрыши, в которых чужая подача долетела до нашей стороны и её пришлось принимать (это случилось 1188 раз), то баланс получится такой: +728–460 (выиграно 61.3% очков). 557 раз нашим удалось реализовать первую атаку, то есть сняться сразу, выиграть розыгрыш тремя касаниями: приём — пас — атакующий удар. 557 из 1188 — это меньше половины (точнее, 46.9%). Я не проверял, но чую, что у таких команд как Польша, США, Бразилия этот процент повыше. Ещё 171 очко мы выиграли в длинных розыгрышах (повторная атака, блок или ошибка соперника в атаке). Визуализация:

VNL-2019: приём сборной России

Можно порисовать такие картиночки для каждого матча. Например, лучшая реализация первой атаки у нас была в матче против Германии — 61%. Для этой встречи расклад очков на подаче немцев такой:

VNL-2019: приём сборной России

Во встрече с Канадой реализация первой атаки была у нас слабая, зато много выиграно в длинных розыгрышах:

VNL-2019: приём сборной России

А вот иранцы нам практически не дали повторных шансов — почти ничего мы не взяли в длинных розыгрышах:

VNL-2019: приём сборной России

Забавно, что с успехом в матче лучше коррелирует не общий процент очков, выигранных в приёме. а процент очков, взятых в приёме самостоятельно (то есть если учитывать только те розыгрыши, в которых подача долетела). В отчетном турнире сборная России выиграла все матчи, в которых этот процент был выше 60% (кстати, самый высокий этот процент против Португалии — 70.6%, Германии — 69.5% и Австралии — 69.0%). Ещё в одном выигранном матче (полуфинал против Польши) этот процент почти достиг 60% (а именно 59.7%). Во всех четырёх проигранных матчах он оказался ниже: в первой встрече с Францией 58.8%, с Ираном 56.4%, с Бразилией 52.5%, и против США в группе финала шести — совсем уж — 42.1%. Единственный патологический матч, который выбивается из закономерности — против Канады: там наши взяли только 56.4% очков с долетевшей чужой подачи, но выиграли-таки (но там канадцы сильно помогли ошибками).

Что касается качества приёма — ну там, позитивный, эффективный — в отчетах, которые выложены на сайте ФИВБ, это не указано. Приходится работать самостоятельно, но здесь у меня всё заведомо кустарно. Я на глаз определял приличный приём (доводка до связующего примерно туда, куда надо) и плохой приём (здесь проще и объективнее — это ошибка или приём на сторону соперника). Судя по циферкам, мой глаз более снисходителен, чем обычно бывает официальная статистика: процент моего «приличного приёма» выше, чем обычно бывает процент позитивного приёма. В целом по турниру у меня получилось 58.8% приличного приёма (698 из 1188) и 10.7% плохого (127 из 1188). Лучшие с точки зрения качества приёма матчи — против Франции в финале шести (81.8% приличного, 9.1% плохого) и Италии (72.3% приличного, 6.4% плохого). Причём эти матчи лучшие с заметным отрывом — во всех остальных мы не добрались и до двух третей (66.7%) приличного приёма. Худший приём был против США в группе финала шести: 35.1% приличного, 14% плохого, и — внимание! — против Португалии: 41.2% приличного, 15.7% плохого. Это уже интересно: одна из худших по качеству приёма встреч выиграна 3:0. Был ещё и матч против Болгарии: 47.9% приличного приёма и те же 3:0 в итоге.  Возникает ощущение, что в случае сборной России успешность матча плоховато коррелирует с качеством приёма.  Ну, уж реализация первой-то атаки должна хорошо коррелировать?  Ничего подобного! Вот картинка:

VNL-2019: приём сборной России

Здесь каждая точка (точки жирненькие, но это для вашего же блага) соответствует сыгранному матчу — точек, стало быть, девятнадцать.  Синие точки — выигранные встречи, чёрные — наоборот.  Горизонтальная координата каждой точки — процент приличного приёма, вертикальная — процент реализации первой атаки.  Если бы существовала сильная корреляция, точки примерно выстроились бы вдоль линии, идущей с юго-запада на северо-восток (из Греции в Якутию). Но нет этого, нет: мы видим один очень плохой матч (точка в левом нижнем углу) — это встреча с США в группе Ф6; остальное — хаос какой-то.  Особенно доставляет, что в матче с абсолютно лучшим приёмом (больше 80% против Франции в Ф6) реализация первой атаки была вполне посредственная и, например, хуже, чем в матче с приличным приёмом на уровне 40% (это встреча с Португалией). Нарисовать бы такую же картинку с партиями, а не матчами, было бы более показательно; но это больше 60 точек, у меня сейчас на это сил-времени нет.

Играть с командными циферками можно ещё долго, но когда-то надо же перейти и к личным делам.  Сделаем это сейчас!

Часть II: Персональные циферки

По принимающим у нас уже есть статистика с сайта ФИВБ.  Там подсчитан отличный приём и ошибки для каждого принимающего.  Вот информация оттуда:

VNL-2019: приём сборной России

Чертой я отделил тех, у кого малые выборки, и проценты поэтому считать бессмысленно (а то у нас в лучшие принимающие попал бы Ваня Яковлев).

С нашими либеро всё очевидно: Мартынюк провёл очень плохой турнир, Голубев — основа.  Интереснее с доигровщиками.  По этой табличке три предварительных вывода: (1) Федя подтвердил, (2) Клюка теперь не слабое звено в приёме (как было ещё два года назад), (3) а слабое звено у нас определилось чётко.

Очень забавно, что у нас лучше принимают длинные ребята (у Семышева рост тоже солидный: 2.04).

Эти циферки хороши тем, что они из официального источника, а не мой самопал.  Недостаток же этой статистики — она очень неполна.  Между «отличным приёмом» и ошибками — большая зона неизвестности.  Больше двух третей попыток приёма не оценено никак — известно только, что приём состоялся.  Но ведь на деле большая разница: довести не идеально, но неплохо, или выбить мяч в сторону собственной скамейки, откуда его будет выгребать диагональный (но в ошибки это не запишут).  Хочется более тонких инструментов. И я-таки кое-что придумал.

Сначала не самое интересное: приведу собственноручно посчитанные циферки качества приёма, выделяя приличный приём и плохой, как я описал выше.  Получается следующая картина:

VNL-2019: приём сборной России

В целом получается примерно такое же ранжирование, что и по официальным циферкам, только Голубев у меня выбрался повыше.  Напомню, что «плохой приём» в моём смысле — это не только ошибки. Есть расхождения по количеству попыток — отчасти это связано с эпизодами, когда мяч падает  между игроками, и надо решить, кому записать ошибку в приёме.  Но это мелочи.

Теперь продвину вот какую мысль: для каждого принимающего можно сосчитать количество и долю первых атак, реализованных с его доводки.  Ведь приём как таковой — не самоцель, а первая стадия организации атаки.  Стало быть, у кого первых атак реализуется больше, тот и молодец.  Преимущества этого подхода: во-первых, он бинарный (всего два исхода: атака реализована или нет), это легче оценивается; во-вторых, здесь нет места субъективной оценке: опять же, атака реализована или нет.  Недостаток в том, что реализация первой атаки зависит не только от принимающего, а степень его вклада в результат не вычислишь (можно только оценить, основываясь опять же на субъективной оценке качества приёма).  Но можно надеяться, что при большой выборке корреляция между качеством приёма и реализацией первой атаки будет хорошая.  К тому же, если, например, доводка не идеальна, но команда умеет достаточно надёжно забивать с такой доводки — значит, для этой команды такой принимающий годится.  Это ещё одно преимущество подхода: мы оцениваем приём не в вакууме, а с точки зрения конкретной командной игры.  Словом, вот что вышло:

 VNL-2019: приём сборной России

Единственная неожиданность (для меня) в этой табличке — рухнувшие показатели Клюки.  Насколько это явление случайно — посмотрим в будущем, если будут силёнки.

И последнее: можно пойти ещё дальше и подсчитывать не реализацию первой атаки, а вообще выигранные и проигранные розыгрыши, начинавшиеся с приёма каждого из принимающих.  Конечно, этот показатель ещё меньше зависит от качества самого приёма, но, опять же: если команда умеет исправлять огрехи доводки, то с ними можно смириться.  Картина следующая:

 VNL-2019: приём сборной России

Голубев обменялся местами с Федей, а показатели Клюки ещё приблизились к циферкам Подлесных.  По итогам этого рассмотрения надо сказать, что Ярославу очень помогла команда, исправляя его косяки в приёме.  Но результат мы знаем — Саммельвуо счёл именно Подлесных лишним доигровщиком для турнира олимпийского отбора.  Я думаю, это именно из-за ненадёжного приёма: мы видели, что на подаче Ярослав был в целом не хуже Феди и Семышева, а, например, в атаке у него процент лучший среди всех наших доигровщиков (он единственный из доигровщиков с процентом выше 50).  Некоторые тут начали активно пускать пузыри по поводу неприглашения Подлесных на августовский турнир.  Я призываю не раздувать конспирологию, а взглянуть на ситуацию разумно: Ярослава же не отлучили от сборной насовсем. Сейчас задача Туомаса вполне конкретная: необходимо выиграть три матча в начале августа.  Подлесных показал, что именно этим летом он находится не в лучшем своём состоянии.  Может быть, он психологически не отошёл от чемпионства, слишком выплеснулся в конце клубного сезона.  Шансы заиграть в сборной у Ярослава ещё будут.  Пожелаем ему успехов на будущее, а нашей сборной — отпраздновать в воскресенье попадание в Токио.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

5 − три =